stories

Глубина

На глубине ощущения притупляются. Звуки становятся гулкими, словно никак не могут прорваться к точке назначения, границы размываются — и все вокруг вдруг становится похожим на картины импрессионистов. Вода окутывает тебя со всех сторон, заставляя

library

My favourite Ghost

Пальцы прикасаются к невидимым клавишам рояля, заставляя красные, как зерна спелого граната капли стекать по холодной зеркальной поверхности, облаченной в пустоту. Я люблю носить куртку накинутой на плечи — тогда ткань словно бы обволакивает

stories

Поднебесная бесчеловечна

…Любые слова теряют смысл, если хотя бы половина из сказанного не имеет намека на правду. Вот как это бывает, и это всем известно. Липкое чувство страха, смешанное с отчаянием, которое подбирается к твоему сознанию, обложенному подушками безопасности — да, это оно.

stories

6:24

— Понимаешь, Алиса, нельзя выключить только одно чувство, сказала Королева, глядя на тонкое пальто своей собеседницы и кутаясь поплотнее в меха, — либо ты чувствуешь все, либо — ничего, включая двадцатиградусный мороз! Алиса недоверчиво пожала плечами

stories

«О снах и реальности» – цикл мини-рассказов

Что такое сны? Тонкая грань между реальностями, сотканная из наших мыслей, желаний и воспоминаний. Здесь было долгое и нудное предисловие, которое отправилось в топку, вслед за ночными кошмарами. Если бы я писала все

stories

Vampire notes: 18 июля 2015

Ночь опускалась на город рваными темно-серыми лицами. Миллиарды крошечных темных отражений закрывали это голое небо от солнца. Она смотрела на улицу с высоты пятьдесят шестого этажа, уперевшись руками в холодные перила стеклянного балкона.

stories

Gib Mir Deine Augen

Дементоры атакуют эту безотказно проклятую землю. Тишина нависла над городом, в кристально чистом воздухе которого разливается мрачная смесь похоти и гниения. Злость. Злость, оккупировавашая всю территорию, рвется наружу сквозь шумные бары вместе со

stories

Правдивая история о любви без единого слова правды

Километры асфальта исчезали под колесами со скоростью около ста десяти километров в час. Из темноты, поглотившей город словно гигантская акула, ленивым планктоном выплывали фонари. Она смотрела на желто-оранжевую ночь сквозь полуприкрытые глаза, забравшись