/ stories

killing strangers

"We're killin' strangers,
we're killin' strangers
We're killin' strangers, so we don't kill the ones that we love"

...Затаив дыхание, он скользил по темным переулкам ночного Сеула. Все это — игра, но ставки в ней так высоки, что любая ошибка — непозволительная роскошь. Воздух был достаточно холодным, чтобы каждый его выдох застывал ленивым паром в окружающей атмосфере, поэтому дышать он старался лишь по мере необходимости. Натренированные легкие послушно берегли кислород, пока он бесшумно крался по переулкам, находя обходные пути там, где обычный человек не смог бы их даже вообразить. Забавно, что по ночам столица одной из самых современных стран мира практически вымирает — привычка жителей работать по десять часов в сутки заставляет их расходиться по домам еще до наступления полуночи. Хуже, пожалуй, только в Скандинавии. Отвлекшись, он не заметил, как дошел почти до места назначения. Свет в единственном на весь жилой дом горевшем окне напоминал маяк. Он — потерянный в темных водах корабль, следующий за спасительным лучом во мраке ночи. Сравнение вышло так себе. Он усмехнулся и проскользнул внутрь. все эти системы защиты жильцов от посторонних — собачье дерьмо, он научился обходить их едва ли не быстрее, чем читать. Безликие лестничные пролеты. Нужный этаж. Неотличимая от остальных дверь. Она замер, прислушиваясь.

Отрезвляющий звон будильника нагло выдернул ее из очередного неотличимого от реальности сна. Голова нещадно болела. Простонав, она нашарила в валявшейся возле кровати сумке блистер с таблетками и проглотила, запив оставшемся в бокале со вчерашнего вечера вином. С трудом открыв глаза, она покосилась на часы. Те не ответили взаимностью: на экране предательски горело сочетание нулей и девяток — до самолета оставалось четыре часа, а у нее еще остались дела в этом городе. Со вздохом откинув одеяло, она поплелась в душ. Семь минут — и состояние с которым можно жить, если очень постараться. Она заказала завтрак в номер и открыла новости. Предотвращенный теракт, дебаты в Америке, пара ироничных заголовков и прочий мусор… Она раздражённо захлопнула крышку ноутбука. В дверь постучали. За считаные секунды она скользнула рукой под кровать и бесшумно прыгнула к двери, примкнув к дверному глазку. Завтрак. Она облегченно вздохнула и открыла дверь. Холодная сталь ножа, который она держала за спиной, обжигала сквозь шелковый халат. Проводив взглядом служащего отеля, она было потянулась за кошельком, но быстро вспомнила, что чаевые в Китае оставлять не принято. Кофе оказался на удивление горячим и вполне сносным. Она притянула к себе ноутбук и снова углубилась в чтение новостей, на этот раз — на корейских сайтах. Этот язык она еще не успела выучить, так что пришлось воспользоваться переводчиком, превратившим серьезные заголовки в сплошной несмешной анекдот. Наконец, она нашла то, что искала. Мужчина, 35 лет, найден мертвым в собственной квартире. Тело обнаружила его девушка, когда зашла к нему, забеспокоившись, что тот не появился в назначенное время. Подробности не сообщались, но случившееся было названо «чудовищным насилием при странных обстоятельствах» — формулировка, за которой могло скрываться что угодно. Она закрыла глаза. Расстояние сокращалось — в Сеуле она была каких-то три дня назад. Легкие сковало холодом, но она все равно с трудом сдерживала улыбку. Из аэропорта Шанхая ежедневно вылетает огромное количество самолетов — найти ее будет непросто. А, учитывая, что новостей из Китая еще не было, а, значит, она все еще на пару шагов впереди. Чтобы успокоить себя, она взяла в руку телефон и набрала последний из номеров. С каждым длинным гудком она дышала все медленней, так что, когда на том конце наконец ответили, она с такой силой вдохнула кислород, что закружилась голова. Ответив что-то невразумительное, она сослалась на неотложные дела и кинула трубку. Ей не хотелось привязываться к этим однодневным людям, но, убедившись, что ее вчерашний знакомый все еще жив, она почувствовала облегчение. У нее в запасе еще есть время.

Он лежал на кровати, в пальто и в ботинках, сжимая пистолет, который только что достал из сейфа. Обжигающе ледяной металл в покрасневших от холода пальцах, казался продолжением руки. Перед глазами мелькали лица, которые совсем не хотелось запоминать. Каждый раз одно и то же: непонимание, осознание, страх, мольба и отчаяние — калейдоскоп стремительно сменяющих друг друга эмоций во взгляде, а затем — пустота. Бездонное и всеобъемлющее Ничего, в котором легко утонуть, если не вовремя оступиться. Первый раз чувствуешь сомнения и страх — но с каждым новым человеком втягиваешься все сильнее, и держаться становится невыносимо, убийственно трудно. Мысль, которую он всеми силами отгонял от себя, начала прокрадываться в сознание. Он почти физически ощущал ее приближение в вязком и холодном воздухе, но все еще сопротивлялся, подсовывая сознанию обрывки из кинофильмов. Наконец, он сдался — и мысль красным неоновым светом ворвалась в его голову, вытеснив к чертям все лишнее. Теперь он видел только одно лицо, которое не смог бы забыть при всем желании. Он миллион раз представлял себе как делает это, глядя ей прямо в глаза, и как в этих глазах отражаются совсем другие эмоции. Ненависть. Любопытство. Страх неизвестности. Интерес. И до того момента, когда последняя искра сознания не потухнет, он надеялся отыскать там что-то еще. Что-то совсем непохожее на холодную пустоту, что отражалась в глазах остальных. Он убьет ее медленно. Пистолет не подойдет, нет. Ему хотелось быть как можно ближе в самый последний момент. Он представил нож, который растворяется в ней, сокращая расстояние между ними. На секунду он представил, что все уже произошло и почувствовал острое, разливающееся по телу одиночество. Нет. Он резко сел и посмотрел на часы. Осталось совсем мало времени, а ему еще нужно успеть в аэропорт. Он запер дверь номера, спустился вниз, игнорируя приветствие администратора вышел на одну из безумно шумных улиц Шанхая и сел в припаркованную неподалеку арендованную машину.

Она почти собрала вещи, когда зазвонил телефон: ее рейс задерживали. Выругавшись, она попросила ассистента сдать билет и найти билет на любой из рейсов на завтра, в это же время. К счастью, тот привык не задавать вопросов. Ей хотелось улететь сегодня же, но у игры есть свои правила и нарушать их хотелось еще меньше. Бросив полусобранный чемодан, она решила пройтись. Она наспех накинула пальто, спрятала лицо под солнечными очками и широкополой шляпой и буквально выбежала на улицу. Прохладный воздух действовал отрезвляюще. Внезапно ей в голову пришла мысль увидеть своего вчерашнего знакомого. Она никогда не встречалась с людьми дважды и не собиралась делать этого сейчас: ей просто хотелось взглянуть на него издалека. Пройдя пешком пару кварталов, она заняла место в кофейне напротив его офиса. Наконец, площадь перед офисом заполнилась почти неотличимыми друг от друга мужчинами в костюмах. Держа в одной руке сигарету, а другой прижимая к уху телефон, они направлялись на обед в ближайшие рестораны. Наконец, она увидела его и невольно улыбнулась. Он шел в ее направлении, и она надеялась, что все-таки не в эту кофейню. Словно услышав ее мысли, он посмотрел в ее сторону и замахал руками, улыбаясь, как ребенок. Не глядя по сторонам, он шагнул на дорогу, и в следующее мгновение вылетевшая из-за угла на бешеной скорости машина снесла его, словно кеглю в боулинге. Все одновременно вскрикнули. Люди толпились возле окон, снимая происходящее на смартфоны. Кто-то подбежал к несчастному, надеясь, что тому еще можно помочь. Она почувствовала, как пол уходит из-под ног. Все происходило словно в замедленном действии, а от звона в ушах некуда было деться. К счастью, ноги еще слушались. Машинально схватив со стойки вещи, она направилась прочь, подальше отсюда. Ей было почти плевать на исчезнувшего под колесами человека, но от одной мысли, что всего несколько минут назад он был в каких-то двадцати метрах от нее, внутри разгорался ледяной пожар. Проходя мимо толпы, она подняла воротник пальто, скрывая от окружающих улыбку.

Ехать в аэропорт не было смысла: он знал, что она сегодня никуда не улетит. Теперь, когда расстояние между ними сократилось до нескольких часов, спешить было некуда. Сегодня он не успел ее как следует разглядеть, но в том, что она была на том перекрестке, не сомневался. Стоя под обжигающе горячим душем он прокручивал в голове сегодняшнюю аварию. Впервые это произошло так быстро, что он даже не успел посмотреть своей жертве в глаза. Во-первых, тогда он еще не знал, что рейс задержится, а во-вторых — не мог допустить, чтобы они увиделись дважды. В итоге все получилось очень сумбурно, и это ему не нравилось. Эта смерть терялась в череде подобных, была одной из тысячи страниц в книге и практически не приносила удовлетворения. В Шанхае абсолютно все шло не по плану. Возможно, все потому, что он почти догнал ее в этой безумной, но невероятно притягательной игре. Он вспомнил, как в самые первые разы это занимало недели и даже месяцы: как он выслеживал ее, как находил тех, кого он выбила на роль случайной жертвы, как охотился на этих несчастных… Он вспомнил, как сделал это в первый раз, в Лиссабоне. Тогда он слишком долго разговаривал с этим незнакомцем, рассказывал ему свою историю в обмен на его откровения… у того до последнего в глазах теплилась надежда, что ему удастся избежать печального финала. Это было наивно, но по-своему очаровательно. Помнится, тогда он не захватил с собой никаких инструментов, и пришлось делать это руками. Конечно, в перчатках — чтобы не оставлять отпечатков — но все же. Это было довольно опрометчиво. Запись с этим парнем осталась в его телефоне, как и все последующие. Он никогда их не пересматривал, но само осознание того, что они существуют, доставляло ему трудно объяснимые эмоции. Он так увлекся воспоминаниями, что не заметил, как вода из обжигающе горячей превратилась в еле теплую. Пора было подумать о планах на вечер.

Сжимая в руках очередную чашку кофе, она медленно опустилась в прохладную воду. Ванная в номере — скорее исключение, чем правило, но в этот раз ей отчего-то захотелось настоять на этом варианте, и сейчас она мысленно поблагодарила себя за предусмотрительность. Холод приятно окутывал бесконечные синяки и ссадины, которые, кажется, появлялись на ее теле просто так, сами по себе. Она откинулась назад и отпила глоток все еще горячего кофе: этот странный контраст напомнил ей о сегодняшнем… происшествии. Это всего лишь один эпизод из сотни, но отмененный рейс заставлял ее придумывать новые правила игры и менять планы. Ей не хотелось подставлять еще одного несчастного, но вариантов было немного. Она выпустила из рук чашку и замерла, наблюдая, как осколки рассыпаются по полу. Остатки кофе растеклись по светло-голубому кафелю, словно кровь под странным цветовым фильтром. Это напомнило ей похожую сцену несколько лет назад. Холодная вода, кафель, осколки зеркала, ее руки на его шее и отчаянное желание то ли выбраться, то ли остаться в этом странном месте навсегда. Она тряхнула головой, избавляясь от наваждения, и выбралась из ванной. Старательно избирая осколков разбитой кружки, она добралась до зеркала — целого, в отличие от ее воспоминаний — и привела себя в порядок. Ехать далеко не было желания, поэтому она остановила свой выбор на баре в отеле. В это время он как раз должен был наполниться людьми ровно настолько, чтобы знакомство не получилось вынужденным или неловким. Этот вариант был «черновым», и ей не хотелось стараться. Она выбрала первое попавшееся под руку платье, а затем — и первого попавшегося на глаза незнакомца. Она не запомнила имени, не запомнила профессии и прочих никого не интересующих вещей, о которых спрашивают в первую очередь. Пару бокалов спустя они поднялись в номер. «Запишем видео?»: спросила она и, не дожидаясь ответа, включила камеру. Еще одна запись в памяти ее телефона — она их никогда не пересматривала, но само осознание того, что они у нее есть, доставляло ей странные, трудно объяснимые эмоции. Они говорили о сексе: на протяжении всего диалога она сидела к нему так близко, что он вот-вот мог ее коснуться, но ни на сантиметр ближе. Тщательно делая вид, что слушает, она пропускала каждое слово мимо ушей. Наконец, он закончил. Она допила вино из бокала и подошла к нему вплотную.

Улица, где располагался ее отель, оказалась неожиданно малолюдной. Впрочем, возможно, всему виной столь позднее время: еще никогда он не был в этом городе посреди ночи. Обойдя отель по кругу, он, наконец, отыскал нужное окно. Она разговаривала с очередным незнакомцем, держа телефон в руке. Тот, посмущавшись для вида и навернув еще пару стаканов виски, почувствовал себя в безопасности — и теперь смотрел на нее с непреодолимым желанием. Он увидел, как она усмехнулась и остановила запись. как подошла ближе, и как его руки сомкнулись у нее на спине. Как он вошел в нее и как она, закрыв глаза, облокотилась на стекло. Как он отстранился и, приложив руку к горлу, упал на колени. Как жизнь, покидая его навсегда, отразилась в ее глазах. Как она, пошатнувшись, посмотрела прямо на него и улыбнулась, как обычно, лишь одним уголком рта. Как ее глаза закатились, и она скользнула вниз по стеклу.
Нет.
Он бросился к отелю. Не обращая внимания на крики портье, он отыскал лестницу и бегом поднялся на нужный этаж. Он даже не думал о том, как будет открывать дверь, но, оказавшись на месте, увидел, что единственная из всех дверей на этаже распахнута настежь. Он задумался всего на секунду, прежде чем сломя голову броситься в номер. В считаные секунды он добрался до окна — и выдохнул с облегчением. Смех рождался где-то глубоко внутри: не в силах сдерживаться, он упал на колени и расхохотался, закрыв лицо руками. Это было настолько прекрасно, что он невольно вспомнил ее взгляд, прежде чем она упала. Он успел разглядеть в них ненависть. Любопытство. Страх неизвестности. Интерес. И что-то еще. Что-то, что заставило его, наконец, подняться с унылого отельного ковролина и, игнорируя вопросы, оставить портье один на один с одиноким телом несчастного неизвестного парня. Кажется, у него еще остались дела в этом городе, а еще ему нужно успеть в аэропорт. Он ждал, когда увидит ее снова и понятия не имел, где ему придется искать ее в следующий раз. Он набрал один из двух номеров в своей телефонной книге: нужно было уладить проблемы с его присутствием на месте преступления. Бесконечные коридоры отеля мелькали где-то на периферии сознания, пока не сменились неоновыми вывесками шанхайских улиц.

stories, рассказы